Егерский вестник

By

Savine Annotation:
Редактор-составитель "Вестника" - А. Буковской. Рукописный или машинописный набор, ротаторная печать. Иллюстрации: схемы, планы - в тексте и крупноформатные вклеенные, вклеенная фотография. Печатные обложки (обложка первого номера - рукописная по типографскому бланку с кульмским крестом). Пометка на первой странице каждого номера: "исключительно для лейб-егерей". В тексте часто рукописные пометки, добавления, указания на схемах, некоторые иллюстрации раскрашены от руки. Холщовый переплет с золотым тиснением. Август - время публикации ежегодного "Вестника" было приурочено ко дню боевого крещения егерей в Первую мировую войну, в бою под Суходолом и ко дню полкового праздника - годовщине боя под Кульмом в 1813 году. Настоящий экземпляр принадлежал Борису Владимировичу Геруа, генералу, лейб-егерю, художнику, автору интереснейших воспоминаний. "Время идет, оно вытравляет из памяти прошлое, жизнь в эмиграции давит своею тяжестью, и в души отдельных лиц закрадываются сомнения. Лейб-Егеря, объединяясь в Союз во имя дорогого прошлого, стали на страже вековой истории полка. Наш долг помнить все жертвы, принесенные на алтарь Родины, они не могут и не должны быть забыты. Долг уцелевших в длительной борьбе - пронести через годы испытаний готовность снова, как и в старь, показать, что егеря остались теми же, какими были под Кульмом, Телишем и Суходолом, что есть еще порох в их пороховницах, что в настоящие дни они находятся только в резерве, ожидая вызова на боевые линии. Будем тверды душой и с верою в светлое будущее нашей Родины понесем терпеливо доставшийся на нашу долю крест". Этими словами, своего рода программой журнала, начинается первый номер "Егерского вестника". Цель журнала - противопоставить безрадостной и бесперспективной эмигрантской жизни борьбу за сохранение традиций, достоинство русского мундира, воспоминания о славном прошлом, общность старых однополчан, заботу о будущих поколениях, для которых такой журнал, как "Вестник", будет мостом в прошлое, вновь найденным звеном, возможностью осмыслить многие события, свидетелями и участниками которых были авторы и читатели журнала. В тяжелейших условиях создавался "Вестник". В "Оповестителе Лейб-Егерей", парижском издании, упомянут эпизод, свидетельствующий об атмосфере работы бывших егерей над своим журналом: "При издании Егерского Вестника N2, член Объединения капитан А. Д. Староверцев... принес в дар бумагу в количестве 500 листов, написал и отпечатал на шапирографе 80 экземпляров Вестника. Дар его ценен еще и потому, что хотя А. Д. Староверцев и работает на фабрике, но обстановка службы и материальное положение его тяжелые...". Содержание номеров: хроника жизни Объединения лейб-егерей в Королевстве С.Х.С., во Франции; переписка Объединения с членами царской фамилии, с руководством РОВС и отношения с другими воинскими объединениями в эмиграции; переписка с отдельными егерями, поздравления, приветствия; подробные списки бывших лейб-егерей, их адресов; исторические списки полка (подвигов, награжденных, погибших в Великую и Гражданскую войну, расстрелянных большевиками, скончавшихся от ран и болезней на Родине и за границей, галлиполийцев); финансовые отчеты объединения, отчеты о поступлениях новых экспонатов в Музей егерей; стихи; некрологи и биографии егерей; воспоминания. Биографии однополчан, воспоминания и рассказы, связанные с Лейб-Егерским полком занимают главенствующее место в "Вестнике". Они касаются самых разных периодов жизни Лейб-Егерского полка и его членов: давних событий из истории полка, мирного времени в дорогой старой России, Великой Войны, революции и гражданской войны... Многие статьи, снабженные картами и схемами, посвящены описаниям боев и подвигов полка" в военном аспекте. Среди материалов "Вестника": Из воспоминаний старшего адъютанта штаба 1 гвардейской пехотной дивизии”, "Памяти князя Бориса Оболенского", "Лейб-егеря в Великую Войну - воспоминания командира полка", "Пяскова скала - 1/8 Ноября 1914 года", "Страничка былого - из боевой жизни родного полка", "Полковые чудаки", "Воспоминания о встречах с Великой Княгиней Ольгой Александровной", "Историческая заметка ко дню 4 июля 1936 года", "Семья А. С. Пушкина и лейб-егеря", "Воспоминания о 1912 годе", "Кульм", "Из воспоминаний о подготовке революции. Нечто о Гапоне. Арест Хрусталева-Носаря", "Бой у деревни Кухары 29 июля 1916 года"... N 2 - 1926. "Появление первого номера "Егерского Вестника" было встречено сочувствием во всех отделах Объединения... Выпуская настоящий номер, Объединение доводит до сведения своих членов затруднения, которые пришлось преодолеть. Труднейшим вопросом явилось размножение "Вестника"... Решение сего вопроса имело до сего дня случайный характер и явится тормозом в будущем, если не будет приобретена пишущая машина с русским шрифтом, материал для "Вестника", хотя с трудом, но собирается, желание работать налицо, а средства для исполнения скудны. Поэтому задача по приобретению пишущей машины является очередною боевою задачею, к которой Возглавляющий зовет всех членов Объединения..." N 5 - 1928. "1-му батальону было приказано стать на привал и раздать обед. Вместе с капитаном М. И. Кукелем я отправился осматривать помещичий дом. Это было довольно скромная по архитектуре постройка 18 века. В комнатах было грязно, беспорядочно, неуютно. Владельцы давно не жили в своем родовом гнезде, и все было брошено на попечение не то управляющего, не то арендатора. Между тем, в доме было кое-что интересное. Был хороший портрет молодого человека в белом пудреном парике с голубой лентой через плечо. Портрет этот очень напоминал изображения Державного Основателя полка Императора Павла 1, но изображал одного из бывших владельцев имения. В кладовой был отличный старинный хрусталь: остатки разных сервизов, вазы, чаши и пр. Когда мы залюбовались этим хрусталем, нам предложили приобрести его целиком или на выбор. Соблазн был велик. Когда мы обдумывали возможность и способы отправить этот хрусталь в Петроград, пришел поручик князь Оболенский и передал, что 1-му батальону приказано выдвинуться вперед и приступить к возведению окопов под руководством сапер. Брошены антикварные занятия. Скоро мы выступили из деревни..." N 6 - 1929. "...Великий князь должен был принести присягу Временному Правительству. Меня вызвал генерал Алексеев и сказал, что он должен был в качестве свидетеля присутствовать при присяге Великого князя, но никак не может, ввиду необходимости быть у прямого провода для спешного разговора с Петроградом. Поэтому он просил меня заменить его и ехать сейчас же в поезд Великого князя, захватив с собой несколько присяжных листов... Я немедленно отправился на вокзал, прошел в вагон Великого князя и из начавшегося разговора понял, что Великий князь не знает, известно ли мне, что он не остается Верховным главнокомандующим, или нет… Я доложил Великому князю о том ужасе, к которому мы идем с каждым днем все вернее и вернее; как быстро разлагаются войска; какое ужасное влияние идет из Петрограда; как до последнего дня все надеялись, что, с назначением Великого князя Верховным, все может исправиться, теперь же вся надежда на спасение рухнула..." N 8 - 1932. "В 12 ч. 30 м. атакующие батальоны выскочили из параллелей и волны людей покатились к окопам противника. Австрийцы, до сего времени хранившие упорное молчание, видя наступление только на одном участке, сосредоточили на нем огонь всей своей артиллерии. Кроме того, мы обстреливаемся как с фронта ружейно-пулеметным огнем, так и с флангов. Вот головная рота с подпоручиком Языковым подбежала к неприятельской проволоке, к которой оказывается вместо пяти, два прохода шириной в 1 1/2 до 2 аршина каждый. Вот она прошла первую линию, за ней остальные роты. Во второй линии австрийцы, не выдержав стремительности атаки, начинают сдаваться в плен. В самом начале боя тяжело контужен мой ротный командир, поручик Яблочкин, и в командование 7 ротой вступаю я. Двигаюсь немного уступом к ротам IV батальона. Кругом настоящий ад от рвущихся гранат, кряканья шрапнелей и воя пуль. Прохожу вишневую рощицу и натыкаюсь на группу человек в 20-25 австрийцев, которые после небольшого сопротивления сдаются и отправляются под конвоем 4-х егерей в тыл. Прохожу еще шагов 600 в направлении моста через речку и останавливаюсь, встреченный пулеметным огнем австрийцев, засевших на другой стороне. Фактически, атака кончена в 25 минут..." N 9 - 1933. "Наступил тревожный 1905 г., с пресловутым Гапоном, стачками и демонстрациями. Полк занимал Путиловский завод. Огромная толпа, безголовая и страшная, бурлила, собираясь на присоединение к другой толпе на Стеклянном заводе. Только что убили несчастного пристава, пытавшегося навести порядок. Почуяв первую кровь, толпа, как зверь, угрожающе поводила глазами, точно выбирая новую жертву и готовясь для прыжка. Столица, рота которого была в наряде, наблюдал через окно ближайшего дома за развитием событий. Оставив свой чай, он вышел на крыльцо - один, без фуражки и без оружия, в расстегнутом сюртуке, руки беззаботно засунуты в карманы. Толпа насторожилась... Смутный гул в передних рядах смолк. Из задних раздавались неуверенные смешки и остроты. Столица заговорил - и все стихло. Заговорил он словами ругани - негромко, почти сонно, но вычурно и непечатно. Лица, вместо исподлобного мутного взгляда засветились любопытством : ишь ты, как чешет ! Столица перешел на прибаутки. Любопытство расплывалось по толпе в массовую улыбку... Раздался смех... Не тот недавний, злобный, а добродушный... И по добродушной же команде Столицы, так и не вынувшего рук из карманов, рабочие стали расходиться... N 11 - 1935. "Большевистский переворот застал Николая Николаевича Буха еще в Старицком полку, который он собирался сдать для принятия бригады. Благодаря заступничеству солдат, ценивших в нем справедливого и гуманного начальника, Николай Николаевич получил возможность беспрепятственно уехать с фронта в Петроград. В конце 1918 года, во время оккупации Прибалтийского края германскими войсками, Н. Н. пробрался из Петрограда в Гунгербург, вблизи Нарвы, где он владел несколькими дачами. Но уже через некоторое время, после занятия Нарвы красными, он был арестован большевиками, посажен в тюрьму в Нарве, а затем, счастливо избегнув расстрела, постигшего многих других одновременно с ним арестованных, отправлен в Петроград в тюрьму на Шпалерную. Гунгербургские дачи Н. Н. были ограблены большевиками, причем погибло все, что имело отношение к полку, в том числе и письма Августейших Лейб-Егерей Великих Князей Михаила и Георгия Михайловичей, с которыми Николай Николаевич одновременно служил в полку. В ту ночь, когда Н. Н. был доставлен в тюрьму на Шпалерной, в этой тюрьме были расстреляны Великие князья Николай и Георгий Михайловичи; перед их расстрелом Н. Н. удалось обменяться с ними несколькими словами. И в этот раз Николай Николаевич благополучно вышел из застенка. После 3-х летних мытарств и хлопот, в мае 1921 г., Н. Н. удалось получить эстонское гражданство, и он тогда же переехал в Эстонию и поселился в своей усадьбе около м. Удриас, в 12 верстах от Гунгербурга, где мечтал отдохнуть от ужасов большевизма и начать новую жизнь в культурных условиях. Но судьба решила иначе... 4-го октября... Н. Н. пошел пешком лесов в Гунгербург в волостное правление и домой уже не вернулся: его нашли недалеко от его усадьбы, в лесу, лежащим лицом в луже крови, с разбитыми затылком и переносицей. Убийца остался неразысканным...". [тетрадь]. В среднем в каждом номере 24 страницы. Первые два номера написаны каллиграфически от руки и напечатаны на стеклографе, остальные - напечатаны на машинке и отпечатаны на ротаторе. Бумажные рисованные обложки, обложки трех первых номеров оформлены от руки, остальные - в типографии. Фотография и вложенные схемы, раскрашенные от руки. Очень аккуратный и красивый профессионально сделанный переплет. Журнал печатался и распространялся исключительно для егерей. В продажу не поступал. Очень ограниченный тираж (50-100?) экземпляров. Исключительная редкость (нет ни в одной библиотеке Европы). Печатались воспоминания егерей, статистика и мартирологи убитых и павших от ран в годы Великой войны и революции, стихотворения, хроника жизни в зарубежье. В журнале печатались и журнал читали исключительно Егеря, участ-ники Объединения, которые либо служили в Полку в мирное время, либо участвовали в войне и Белом движении и все без исключения жили в эмиграции в разных концах света. Такое же редкое и интересное издание, как "Финляндец”, который у нас приобрела Британская библиотека некоторое время тому назад. [карточка].
Savine Citation:
А. Геринг. Материалы к библиографий русской военной печати за рубежом. Париж 1968. Стр. 116: "Егерский Вестник". Издание Объединения лейб-егерей, под редакцией генерал-майора Буковского. Печатался на ротаторе. Последний номер 14-й - июль 1939 г. 24 стр.; Т. Ossorguine-Bakounine. L'emigration russe en Europe. Catalogue collectif des periodiques en langue russe 1855- 1940. Paris 1990. He упоминается; M. Lyons. The Russian Imperial Army. A bibliography of regimental histories and related works. Stanford 1968. N 115: "Egerskii Vestnik”. Belgrad, 1925 - 1938. Nos. 1 -14; Mimeographed. A collection of various materials on the regiment and its history." Указатель периодических изданий эмиграции из России и СССР за 1919 -1952 г. г. Мюнхен 1953. Не упоминается; М. Schatoff. Half a Century of Russian Serials 1917 - 1968. Cumulative Index of Serials published outside the USSR. New-York 1971 - 72. N 316 : "Egerskii Vestnik. Published by the Ob'edinenie leib-egerei. Ed. Maj.-Gen. Bukovskii /Place of publication not given/ /193-/ -39: 1- 14 mimeo"
Staff Notes:
Написание фамилии редактора-составителя согласно правилам современного русского языка: Буковский; № 1-14 : комлект. В среднем в каждом номере 24 стр.; Август - время публикации ежегодного «Вестника».; На каталожной карточке Савин указывает годы существования журнала как: 20 августа 1925 г. - август 1938, а у Геринга в «Материалах к библиографии русской военной печати за рубежом» указано: Последний номер 14-ый - июль 1939.
Topical Subjects:
Geographical Subjects:
Contributors:
Contributor Occupations:
Organizations:
Format:
periodical
Physical Description:
т. ; 34х22 см.
Publishers:
Publication Date:
1925 - 1938
Publication Location:
OCLC Number:
671994552
Title Page Notebook Page 1 Notebook Page 2 Notebook Page 3 Notebook Page 4 Index Card 1