Константиновец

By

Savine Annotation:
Рукописный журнал. Журналы переплетены в два тома: в первом - галлиполийские номера 1-6, во втором - галлиполийские номера 6-8 и номера 1-3, выпущенные в Болгарии, в Горной Джумае. Старинные переплеты с люстриновыми корешками, немного потерты по краям, в остальном очень хорошая сохранность. Номера 2 и 3, выпущенные в Горной Джумае, отпечатаны на машинке, все остальные номера - рукописные. Журнал богато иллюстрирован оригинальными, выполненными прямо в тексте или вклеенными, рисунками. Текст рукописных номеров журнала выполнен каллиграфическим почерком. "Константиновец" упоминается в библиографиях (Осоргина, Шатова) только понаслышке (авторы никогда не видели журнала, только слышали о таковом). О журнале "Константиновец" имеются упоминания в книге "Русские в Галлиполи" (сборник статей, Берлин 1923 год). Журнал издавался Константиновским Военным Училищем, его непосредственными создателями были: И. Муханов, К. Львов, А. Антонов, А. Дараган, В. Ковалевский и другие. Уникальные материалы. Музейный экспонат.Редчайшее издание. Очень хорошая сохранность. Содержанием журналов являются проза и стихи, воспоминания по следам событий, исторические рассказы, - свидетельства очевидцев, неизвестные и забытые имена (одним из авторов является, например, Иван Булгаков, брат Михаила Булгакова)... Журнал свидетельствует о высокой культуре художников-оформителей, имена которых забыты. Рукописные летописные материалы с интересным художественным оформлением, восходящим к традициям русских древних рукописных материалов с миниатюрами, а также путевых записок с зарисовками. Своеобразная летопись в иллюстрациях, хроника пребывания русской армии в Галлиполи. Константиновское училище - Киевское Великого Князя Константина Константиновича военное училище, - было основано в 1865 году Императором Александром 2. Уже 27 октября 1917 года две роты училища вели на улицах Киева борьбу с большевиками. С этого дня не прекращалась борьба константиновцев против Советской власти, за свободную Россию. Только в 1920 году училище потеряло 62 человека убитыми и 166 ранеными. После трехлетней борьбы училище попало в Галлиполи, а Горная Джумая стала последним его пристанищем. В 1964 году Киевляне-Константиновцы писали: "Сегодня, последние Киевляне-Константиновцы считают своим долгом оставить будущим российским офицерам свидетельство... о службе России и родной Армии нашего училища, воспитавшего за время своего существования многие поколения русских офицеров..." Киевляне-константиновцы, оставшиеся сплоченными и в старости, начали исполнение этого долга перед будущим еще в 1921-22 году, когда, несмотря на тяжелейшие условия, они оставили памятник своего мужества, своей культуры, любви к жизни, искусству, свои воспоминания и следы своих страданий, - 11 номеров рукописного и художественного, расписного журнала "Константиновец". В Галлиполи, где русские оказались в бедственном положении, культурный, книжный голод был одним из самых трудных испытаний. И созданный в Галлиполи "Константиновец" нашел в себе силы не только сопротивляться, но и создавать, из месяца в месяц, в лагере, где не было даже пишущей машинки, журнал, материалы которого были плодом литературного творчества самих офицеров и юнкеров. Их произведения - стихи, рассказы, очерки, фельетоны, являются удивительным свидетельством их душевного состояния, настроения, борьбы. Материалы по истории русской зарубежной рукописной периодики.Подробное содержание выпусков.Константиновец № 1. Галлиполи 1921. Выполнен на разлинованных листах писчей бумаги. Обложка представляет из себя коллаж: на разлинованный лист, такой же, как и использованные в номере, наклеена выполненная акварелью на ватманской бумаге, обложка, изображающая сидящего на русском гербе двуглавого орла, знамена, лавровые ветви, ниже идут название журнала, место и год его издания, в центре три акварельных наброска - галлипольские пейзажи, константиновские погоны. На акварельную обложку наклеена рамка из синеватого картона. Обложка аккуратно подреставрирована. Первая страница - страница с содержанием номера. В верху страницы - "шапка", - красиво нарисованное название журнала, год и место издания. Последняя страница представляет собой от руки сделанную карту Восточной Европы, с указанием основных городов и Галлиполи. В качестве корешка использована лента, вырезанная из бумажной деньги - денежного знака вооруженных сил Юга России, стоимостью в 500 рублей, синего цвета. Весь текст - рукописный, - написан одним почерком, пером и черными чернилами, очень разборчиво, почти каллиграфически. В тексте, мастерски скомпонованном по законам полиграфического искусства имеется большое количество виньеток, заставок, орнаментов: все они выполнены непосредственно на страницах журнала, в цвете или черной тушью. Около 10 небольших цветных или карандашных рисунков служат иллюстрациями или украшениями к тексту: чаще всего это пейзажи покинутой России, в акварели или цветном карандаше, большинство из них выполнены виртуозно и обнаруживают не только хорошего рисовальщика, но и настоящего художника. Среди пейзажей появляются и неожиданные сюжеты: так, например, редакционное обращение к читателям первого номера оканчивается изображением планеты Сатурн, а раздел хроники "Мелочи жизни" начинается с карандашного, отлично выполненного этюда, изображающего сношенные башмаки. Некоторые из этих небольших рисунков исполнены на хорошей бумаге и наклеены на страницы текста. И, наконец, на отдельных или почти пустых страницах наклеены основные иллюстрации номера, серьезные художественные работы В. Ковалевского, отдельно обозначенные в оглавлении номера. Это два небольших цветных и два более крупных карандашных рисунка. Два цветных рисунка "Лекция по артиллерии" и "Уголок" изображают молодого юнкера и галлиполийский пейзаж, два карандашных рисунка "Как живут юнкера" показывают интерьеры галлиполийских хижин и являются как бы хроникальным документом о пребывании русских в Галлиполи. Цветные рисунки предохранены тонкой, наклеенной над ними, бумагой. Эти последние работы - единственные подписанные. Тем не менее, среди небольших работ, использованных в оформлении, можно узнать руку В. Ковалевского и Г. Лебо, чья подпись появляется со второго номера. Содержание: К читателям. - "Смерть поручика Никольского", рассказ Н. Давыдовича. - "Последняя экспедиция константиновцев", из дневника участника. - "Расстрел 117", рассказ К. Л. - "Мелочи жизни", хроника. - "Демоны войны", повесть А. Д. - "Пузырь", маленький фельетон He-Аверченко. - и др... Настоящий, первый номер "Константиновца", был изъят из обращения сразу же по выходе в свет второго номера и хранился в архиве редакции. Об этом сообщено на оборотной стороне обложки второго номера. "В нашем журнале мы сможем делиться друг с другом всем пережитым за последнее время, а пережитого всеми нами очень много. Для будущих же константиновцев этот журнал будет представлять, помимо литературного, еще и большой исторический интерес... Мы твердо верим, что издание училищного журнала будет много способствовать нашему взаимному объединению, поможет нам более спокойно и организованно относиться ко всему переживаемому, а кроме того, пробудить в нас мысль к литературному труду... Взаимный обмен мыслей по всем вопросам пережитого и переживаемого времени, будет в значительной мере облегчать нам, будущим офицерам, выполнение этой сложной задачи...", -пишут редакторы в обращении "К читателям".Константиновец № 2. Галлиполи, май 1921. Для выпуска номера использованы белые листы писчей бумаги. На авантитуле посвящение: "Настоящий номер посвящается тяжелым дням галлиполийского изгнания". На 2-й странице пометка - "Цензурой не допущен, г. Галлиполи. 27 мая 1921 г." Обложка выполнена художником В. Ковалевским (его имя указано в оглавлении номера). На обложке наклеен рисунок: выполненный на ватманской бумаге акварелью, карандашом, с небольшим добавлением гуаши, пейзаж: деревья, полуразрушенная стена, большой деревянный дом. Вверху, на развернутой ленте, написано название журнала. Формат рисунка близок к формату самого журнала. Авантитул с посвящением богато иллюстрирован, в акварели и карандаше, здесь переплетаются орнаменты, украшения в виде букетов, лент, рамки, пейзажей... Так же, как и в первом номере, первая страница текста занята заглавием, перерисована здесь и появившаяся в первом номере "шапка" - красиво написанное название "Константиновец", год, место издания, номер. На этой же странице указано, что художниками номера являются В. Ковалевский и Г. Лебо. Журнал действительно отличается большим количеством иллюстраций, выполненных на высоком профессиональном художественном уровне. Оформление и украшение номера - Г. Лебо (еще одно забытое имя русского художника). Иногда сделанные им акварельные или чернобелые (тушь, карандаш) работы выходят далеко за рамки полиграфических рамок и виньеток: его пейзажи, перьевые рисунки-буквицы поражают изяществом и точностью исполнения, прозрачные акварельные виды Галлиполи выдают в нем замечательного живописца с натуры (эти работы вырезаны из альбома Г. Лебо и наклеены на страницы журнала, тогда как виньетки и небольшие пейзажи выполнены непосредственно на его страницах). Работы В. Ковалевского, более мастеровитые и глубокие, носят, скорее, документальный и стилистический характер: рисунок спящего турецкого мальчика, набросок головы турка, сделанный с натуры синим карандашом, турецкий ослик. Все эти работы объединяются с рисунками, вошедшими в первый номер, и составляют вместе с ними единый документально-художественный цикл, поразительное свидетельство о Галлиполи в 1921 году, о жизни там русских изгнанников, об их видении окружающего мира. Все работы Ковалевского выполнены на отдельных листах самого разного формата и наклеены на страницах журнала. Весь текст журнала написан одним почерком, тем же, что и текст первого номера. Содержание: "Последнее горе Шустова", рассказ А. Д. -Стихотворение Ив. Муханова. - "Галлиполи", статья Л. -"Разбитое счастье", рассказ Харченко II. - "Малые причины", маленький фельетон He-Аверченко. - "В палате 6", рассказ Н. Давидовича. - "Смерть", К. Гончаренко. - "Мелочи жизни". - Почтовый ящик. - и др...Константиновец № 3. Галлиполи 1921. Журнал выпущен на листах писчей бумаги. На авантитуле посвящение - "Памяти Великого Князя Константина Константиновича". Передовая страница с оглавлением и "шапкой" для этого номера сделана не была. Обложка работы Г. Лебо представляет собой такой же лист писчей бумаги, как и остальные страницы номера. Слева написаны название журнала, год, место его издания, номер. Справа наклеен рисунок Лебо: русский пейзаж - лес, оттаивающий ручей, еще голая береза... Работа выполнена акварелью, заключена в акварельную же рамку. Формат рисунка: 27,5х10,8 см. Обложка аккуратно подреставрирована. Г. Лебо был также одним из художников номера, вместе с Орловым (невозможно сказать, сколько еще человек принимало участие в его оформлении, так как не все работы подписаны). В № 3, так же, как и в предыдущих, есть рисунки и нарисованные прямо в тексте, и наклеенные на страницы. Большинство виньеток, заставок, оформленных заголовков (некоторые из них становятся самостоятельными композициями) выполнены пером и тушью, иногда - цветным карандашом. Г. Лебо принадлежит, по крайней мере, три работы. Две из них - это сделанные с натуры и вклеенные в журнал пейзажи, выполненные в акварели, третья - это изысканный цветной карандашный пейзаж. Работы Лебо, так же, как и раньше, отличаются изысканностью, легкостью, изяществом. Новый художник-участник номера, Орлов, сделал для "Константиновца" акварельные наброски, исполненные с натуры пейзаж, два портрета, отличающиеся быстротой, краткостью, наблюдательностью. Одна, подписанная только инициалами, работа, выполненная черной тушью, иллюстрирует рассказ "За решеткой" и представляет интерес переданной атмосферой, документальностью: она изображает сидящего в заключении офицера. Более 10 рисунков и виньеток, изысканная композиция, шрифты, - все это позволяет журналу держаться на высоком изобразительном уровне. Все той же рукой, черной тушью и пером, написан текст журнала. Одна из статей подписана самим автором (А. Компанейцем), - форма, ставшая традиционной в последующих номерах. Содержание: Памяти Великого Князя Константина Константиновича. - "За железной решеткой", рассказ А. Д. -"Расстрел 117", (продолжение), К. Л. - "Демоны войны" (продолжение), А. Д. - "Божия Матерь - радость скорбящим", стихотворение В. К. - "Эдельвейс", этюд А. Компанейца. -"Мелочи жизни", хроника Простодушного. - Письмо в редакцию. - и др...Константиновец № 4. Галлиполи 1921. Журнал выполнен на обычных листах писчей бумаги вышеуказанного формата. Обложка выполнена художником Г. Лебо, по примерно тому же принципу, что и обложка предыдущего номера: наклеенная иллюстрация (акварельный пейзаж, излюбленная тема художника) помещается справа (формат работы 23 х 11,5 см.), в оставшемся пространстве размещены название журнала, год издания, номер. Обложка подреставрирована у корешка. Первая страница текста посвящена оглавлению, перечислению художников, участвовавших в номере (Г. Лебо, Орлов, Г. Романовский), вверху расположено название журнала (написанное так же, как и на "шапках" первых двух номеров), год и пр. Чисто полиграфическое оформление почти исчезло. Единственным украшением стали интересно нарисованные и закомпонованные шрифты в текстах названий различных материалов. С другой стороны, увеличилось количество автономных иллюстраций, скорее, самостоятельных рисунков, несвязанных с текстом, хотя некоторые из них и относятся к опубликованным произведениям. Все это выполненные отдельно, а затем наклеенные на страницы журнала, работы. Три работы Г. Лебо - это акварельные галлиполийские виды. Интересно следить за совершенствованием его мастерства из номера в номер, за все более умелой и свободной рукой. Орлов, давший в журнал три акварельных рисунка, делает зарисовки с натуры и обращается к жанру иллюстрации. Новый художник номера. Г. Романовский, сделал для него три акварельные иллюстрации. Интересен переход издания от просто тщательно оформленного журнала с использованием художественных работ, к своего рода художественному сборнику, литературно-художественному альманаху, менее разнообразному, но более стройному и натуралистическому. Текст написан все тем же почерком, черными чернилами и пером. Содержание: "Откровение безумца", А. Д. - "На смерть поручика Крессинского", А. Компанеец. - "Одно покушение", быль Л. - "Памяти подпоручика Тимофеева", статья Л. - "Милой любимой мамочке", стих В. К. - и др. Некоторые тексты датированы. Все написаны в Галлиполи. На последней странице номера пометка "Цензурой не допущено".Константиновец № 5. Галлиполи 1921. Журнал выпущен на белых листах обычной писчей бумаги. Обложка пятого номера "Константиновца" - оригинальная работа Г. Лебо. Пейзаж (форматом 21х18 см.) заключен в золотистую акварельную же рамку, доходящую до краев листа, с надписью вверху: "Константиновец № 5". Начиная с этого номера ставшая традиционной "шапка" "Константиновца" больше не появляется, а оглавление вновь появится только в первом номере "Константиновца", вышедшем в Горной Джумае. Самостоятельные графические работы Орлова, Лебо, Романовского занимают в журнале все более значительное место. Особенно красива акварель Лебо, изображающая движущиеся ночью по реке пароходы, с огнями, отражающимися в темной воде. Остальные работы изображают галлипольские виды, типы, пейзажи, интерьеры. Изящный женский портрет работы Романовского иллюстрирует одно из стихотворений номера. Пятый номер "Константиновца", несмотря на перемену в стиле оформления, все также заботливо, изысканно издан. Текст скомпонован также аккуратно, почерк все также разборчив и каллиграфичен, иллюстрации обдуманно подобраны. Удивительна любовь и терпеливость, с которой из месяца в месяц, с непререкающейся заботливостью создавали, - в буквальном смысле слова, - константиновцы свой журнал. Чувствуется, что эта творческая работа поистине была отдушиной для русских изгнанников. Текст пятого номера написан синими чернилами, все тем же почерком. Самый низ страниц немного подмок, чернила местами поплыли, что не мешает чтению текста. Содержание: "Две пощечины", А. Д. - "Перелетные птицы", А. Компанейца. - "Мысли о самоубийстве", А. Д. - "Былое", Л. - Стихотворения И. Муханова. - и др. Почти все тексты датированы, по большей части серединой лета 1921 года.Константиновец № 6. Галлиполи, 21 августа 1921. Простая писчая бумага. На обложке изображен только что воздвигнутый и освященный тогда памятник павшим русским воинам, который впоследствии стал своего рода символом пребывания русских в Галлиполи. Памятник был открыт 16/3 июля, за месяц до выпуска данного номера. Памятник, написанный акварелью, на черном фоне, расположен в самом центре обложки. От остального, более серого фона, рисунок памятника отбит белыми полосами. В верхней части обложки, на сером фоне, помещено название журнала, его номер и время издания. Общая, и цветовая, и композиционная атмосфера обложки делает ее торжественно траурной. Автор ее нигде не указан, но можно предположить, что художником является или Орлов, основной оформитель шестого номера, или Лебо, замечательно владеющий техникой акварели. На правом краю обложки - аккуратная реставрация. В тексте, содержащим только наклеенные на страницы журнала, заранее выполненные работы, имеется 10 акварелей Орлова. Две из них - солнечный галлиполийский пейзаж и портрет русского офицера,- выделены, наклеены на отдельные страницы. Иллюстрации эти с интересной точки зрения отражают жизнь русских в Галлиполи. Небольшая иллюстрация в тексте принадлежит Б. Петрову. Все тем же почерком написан текст, с использованием на этот раз и черных, и синих чернил. Содержание: "Мираж", стихотворение И. Муханова. - "Лик великого бунта", рассказ А. Д. - "Без интервенций", фельетон X. - "Звездный флаг в полосах радуги", А. Компанейца. - "Из дневника красноармейца", быль Ю.-П.-С-кого. - "О самоубийстве", К. Львова. - "Царь Федор Иоаннович", К. Львова. - и др.Особый интерес в этом номере представляет начало публикации (продолжавшейся в последующих номерах) "Дневника красноармейца". Это рассказ - своего рода демонстрация представлений белых о своих врагах, большевиках, оригинальное свидетельство отношения их к красноармейцам.Константиновец № 7. Галлиполи, сентябрь 1921. Использованы листы простой белой бумаги. Обложка работы Г. Лебо: акварельный пейзаж (19,5 х 16 см.), наклеенный на обложку, заключенный в строгую графическую рамку. На рисунке, внизу, подпись: "Русское общежитие", Г. Лебо. Изображено на рисунке небольшое, стоящее на берегу залива, каменное византийского стиля здание, скорее всего, церквушка или часовня, служившие, возможно, местом встреч для русских изгнанников. Над рисунком, как всегда, расположено название журнала, номер, место и время издания. Обложка акуратно подреставрирована.Настоящий номер "Константиновца" - самый объемный из всех, до тех пор вышедших в свет номеров. Наряду с отдельными, наклеенными иллюстрациями, широко используются и полиграфические украшения, заставки, рисунки, обрамляющие текст и выполненные прямо на страницах журнала. Художественный уровень журнала стоит на высочайшем уровне. Почти каждое название материала особо оформлено и превращается в самостоятельную шрифтовую и орнаментальную композицию. В номере всего около 15 полноценных иллюстраций, сделанных большим количеством разных авторов. Работы Орлова (всегда выполненные отдельно в акварели и наклеенные на страницы журнала) обращаются все к той же теме - своего рода художественной хронике Галлиполи: портрет турка, молящийся русский и пр. Две акварельные работы (одна из них изображает Галлипольскую Гаупвахту) и две акварельные заставки (одна из них - вид на Галлиполи из тюремного окна), принадлежат кисти Г. Лебо. Особым изяществом и мастерством отличается черно-белая, выполненная тушью и пером, иллюстрация (осенний русский пейзаж), сделанная прямо в тексте, к стихотворению В. К. "Памяти друга". Кроме упомянутых иллюстраций, в номере использованы работы Подтепова, Петрова, Романовского (рисунок галлиполийской улицы, дома с русским флагом). Особый интерес представляет акварельный разворот, где объединены и наклеены, образуя оригинальную композицию, пять пейзажей - видов Галлиполи. Разворот сделан по принципу сувенирной открытки, где закомпоновано одновременно несколько изображений памятного места. Здесь четыре пейзажа образуют занимающий обе страницы крест, в центре которого наклеен вид галлиполийской улицы, вырезанный по контуру. Коллаж "прописан" после склейки, и акварельными тенями и рамками один пейзаж умело отделен от другого, что позволяет внутри единого целого свободно рассмотреть каждую деталь. Текст написан чернилами и пером, привычной рукой. Некоторые тексты датированы. Содержание: "Сказка о любви", А. Компанейца. - "Мысли о самоубийстве", А. Дарагана. - "Памяти друга", стихотворение В. К. - "Желтые листья", А. Дарагана. - "Чорт", быль А. -"Мысли о самоубийстве", стихотворение И. М. - "Перерождение", К. Львова. - "Ради любви", К. Львова. - и др. В этом номере заканчивается полемика о самоубийстве, спровоцированная статьей А. Дарагана в № 5. Это свидетельствует о тяжелом натроении не только константиновцев, но и всех, находящихся в Галлиполи в бедствии и неизвестности, русских беженцев.Константиновец № 8. Галлиполи 1921 (год издания не указан). Восьмой номер - последний, выпущенный Константиновским Училищем в Галлиполи. Выпуск этого номера даже не был запланирован, так как константиновцы готовились к эвакуации в Болгарию. И только по причине неожиданной и на неопределенный срок отстрочки эвакуации, восьмой номер вышел еще в Галлиполи (Константиновское училище уехало на пароходе "Ак-Дениз" в Болгарию с последним эшелоном, которым как бы завершалась эвакуация, - тогда же эвакуировались штаб корпуса, Сергиевское училище, гимназия, часть технического полка, эвакуационный пункт и аптечный склад). "После некоторого перерыва мы выпускаем восьмой номер журнала "Константиновец", ввиду того, что наш переезд в Болгарию отсрочен на неопределенное время. Видно, волей-неволей придется опять возвратиться к галлиполийской действительности - надоевшей всем своим скучным содержанием. За недостатком средств номер выходит в значительно сокращенном размере...", - пишет редакция журнала на первой странице. Журнал вышел без обложки, без цветных иллюстраций. На первой странице, с использованием синей акварели, написаны название и номер журнала, несколько украшений и небольших иллюстраций сделано непосредственно на страницах журнала, пером и чернилами. Текст написан непривычным почерком, синеватыми чернилами. Несмотря на сравнительную бедность журнала, он сделан все с той же заботливостью, его композиция осталась строгой и разработанной, иллюстрации остались на высоком художественном уровне. Содержание: От редакции. - "Где счастье?", А. Компанейца. - "Наша жизнь", стихотворение В. К. - "Обманутый Лот", А. Дарагана. - "Загадочные картинки", эпиграммы-загадки. - "К годовщине", К. Львова. - Стихотворения И. Муханова. - и др. Тяжелое настроение русских изгнанников, вынужденно оставшихся в неприветливом Галлиполи, сквозит в настоящем номере во всем: и в опубликованных стихах, и в других материалах. Статья "К годовщине" является прямым отражением этой атмосферы: "Скоро годовщина пребывания армии в Галлиполи. Скучные осенние дни проходят тоскливой, безнадежной вереницей и трудно найти слова, чтобы что-либо сказать сейчас светлого и хорошего. Ряды первого корпуса значительно поредели, остались только наиболее стойкие, по мнению одних, те, кому некуда уйти, по мнению других. И вот мы терпеливо сидим в наших казармах, ожидая желанного переезда в Болгарию...".Константиновец № 1. Горная Джумая, январь 1922. Стр. 35. Формат 30 х 21,5 см. Новая нумерация журнала. Первый номер "Константиновца", выпущенный в Горной Джумае непосредственное продолжение галлиполийцского "Константиновца", практически № 9 журнала. После ограниченными средствами выпущенного № 8, этот, горноджумайский номер как бы вновь возрождается красками, иллюстрациями, то здесь, то там появляющимися в оформлении цветами, - во всем проявляется радость наконец вырвавшихся из Галлиполи изгнанников. В выпуске номера использована не только обыкновенная писчая бумага: обложка, а также некоторые страницы, где акварельные иллюстрации занимают особо значительное место, выполнены на отличной ватманской бумаге. В номере двойная обложка. Первая ее страница, без иллюстраций, - это только название журнала, его номер. Написано название голубой акварелью, шрифт интересно закомпонован. Вторая страница обложки - там тоже присутствуют название и номер журнала - замечательна своей иллюстрацией (силуэт Медного Всадника в Петербурге на фоне Исаакиевского собора и розовеющего утреннего неба) и композицией. На обложке же нарисован черный крест с годами - 1920-1921, - ставший символом пребывания русских войск в Галлиполи. Обложка не подписана, но сделана она, очевидно, одним из постоянных художников "Константиновца", Г. Лебо. Номер обильно, ярко, профессионально иллюстрирован. Страничные, выполненные заранее и наклеенные пейзажи, орнаментальные и сюжетные заставки и концовки, ставшие полноправными иллюстрациями, традиционные пейзажи Лебо - на этот раз Горной Джумаи, приютившей беженцев, хроникальные иллюстрации ("Посадка третьего эшелона на "Ак-Дениз"", "Сбор картофеля в Галлиполи"...), - все иллюстрации свидетельствуют о приподнятом настроении, сменившем недавнюю подавленность, о вновь появившейся надежде. Особенно интересны некоторые заголовки, оформленные тщательно и любовно: черный силуэтный орнамент "Милому голосу", торжественная композиция "Спутанные вехи", на ватманской бумаге написанная акварелью композиция для статьи "Переезд Константиновского Военного Училища из Галлиполи в Болгарию", с названием парохода, перевозившего последний Галлипольский эшелон... Содержание: От редакции. - "Отрывок из дневника русского эмигранта", очерк Иванова. - "На пути", стихотворение В. Конюхова. - "Без моря", стихотворение И. Муханова. - "Спутанные вехи", Александра Дарагана. - "Из дневника красноармейца" (продолжение), К. Александрова. - "Переезд Константиновского училища", К. Львова. - "Поэзия большевистских дней", К. Львова. - Письмо в редакцию. - и др. В журнале переписано также стихотворение, специально написанное для "Константиновца", И. Булгакова, брата писателя Михаила Булгакова. Его стихи печатались во всех трех горноджумайских номерах "Константиновца". Его стихотворение "Почему?" обрамлено акварельной иллюстрацией Г. Лебо. На последней странице номера впервые перечислена редакционная коллегия "Константиновца" - "председатель: А. Антонов, члены: К. Львов, Г. Лебо, А. Дараган, секретарь: И. Муханов". Некоторые тексты журнала подписаны самими авторами, многие датированы.Константиновец № 2. Горная Джумая 1922 (14 апреля). Обложка (состоящая из двух листов, так же, как и в предыдущем номере) и три страницы в середине номера, посвященные в основном иллюстрациям, выполнены на отличной ватманской бумаге. Впервые в изготовлении номера была использована пишущая машинка, заменившая рукописный текст. Номер, несмотря на появление машинки, выпущен в единственном экземпляре. Двойная обложка состоит из названия (шрифтовая композиция с использованием вязи) и номера выпуска, на первой странице; вторая страница, основная, построена вокруг акварельной работы Г. Лебо, изображающей казармы в Горной Джумае, новое пристанище константиновцев. Название журнала написано на желтой ленте, рядом нарисован двуглавый орел. На оборотной стороне обложки помещено оглавление номера, написанное от руки. Весь остальной текст напечатан на машинке с использованием синих и черных чернил. В номере, как всегда, большое количество иллюстраций Г. Лебо, Г. Подтелова, Б. Петрова: заставок, оформленных заголовков, концовок, буквиц, шрифтовых композиций, схем, карикатур, больших страничных, заранее выполненных и наклеенных акварелей и пр. Пейзжи изображают Горную Джумаю, особенно сильными кажутся пейзажи Лебо - один из них, заключенный в графическую орнаментальную рамку, изображающий болгарскую природу, отличается удачно переданной атмосферой, сильной цветовой гаммой. Автором многочисленных пейзажей номера является также Подтелов. Очень интересна выполненная в акварели карикатура, скорее, шуточный рисунок, "Очередные водовозы", изображающая юнкеров, волокущих по грязи телегу с водой. Содержание: "Врагам", стихотворение И. Муханова. - "Из дневника красноармейца", сообщение Александрова. - "Страхи ночи", стихотворение М. Шведова. - "Аккорд", И. Булгакова. - "Тяжело", стихотворение Бочарова. - "Красный арлекин", стихотворение Фельдау. - "Исход к Востоку", библиография К. Львова. - и др. Отпечатанные на машинке тексты подписаны самими авторами. На последней странице - подписи издателей номера (по сравнению с предыдущим номером нет имени А. Дарагана). Там же от руки пометка "выпущен 14 апреля 1922".Константиновец № 3. Горная Джумая, апрель 1922. Двойная обложка, последняя страница и две страницы в середине номера сделаны на очень хорошего качества ватманской бумаге. Текст номера полностью отпечатан на машинке с использованием черных чернил. Обложка, как и во всех трех горноджумайских номерах, состоит из двух частей: первой страницы с указанием названия журнала, номером и временем выпуска, и второй, с иллюстрацией (автор ее не указан, но легко угадать в этом вечернем русском пейзаже руку Г. Лебо), названием журнала, написанным с использованием особого шрифта, датой, местом издания... Обложка мастерски скомпонована, отлично нарисована. На двух страницах ватманской бумаги, помещенных в середине номера, выполнено 4 иллюстрации: акварельный пейзаж Лебо "Один из видов Афонского монастыря", занимающий всю страницу, мастерский карандашный женский портрет, полный нежности и ностальгии (подпись художника разобрать трудно, портрет предохранен тонким листом бумаги), акварельная карикатура "За чисткой картофеля", продолжающая начатую в прошлом номере рисунком "Очередные водовозы" серию о жизни русских константиновских юнкеров в изгнании, и пейзаж "Казармы у Горной Джумаи" Подтелова. Эти объединенные иллюстрации составляют своего рода художественное приложение к журналу. В номере также большое количество высокого уровня иллюстраций, заставок, концовок, буквиц..., выполненных акварелью, на высоком художественном уровне. На последней странице обложки помещена от руки написанная таблица "Нахождение дня для празднования св. Пасхи по Юлианскому календарю", предложенное математиком Гауссом. Содержание: "Москва", стихотворение И. Муханова. - "Вызов", стихотворение И. Булгакова. - "Пасхальный рассказ", А. Антонова. - "Четыре пасхи", К. Львова. - "Кто мы", М. Шведова. - и др. Авторские материалы подписаны самими авторами, все тексты датированы. В конце номера помещены подписи всех членов редколлегии, к ним прибавился И. Булгаков, брат писателя Михаила Булгакова, печатавший в последних номерах "Константиновца" свои стихотворения. Последний номер "Константиновца".
Savine Citation:
"Константиновец" упоминается в библиографиях (Осоргина, Шатова) только понаслышке (авторы никогда не видели журнала, только слышали о таковом).
Staff Notes:
№ 1 - 8 (Галлиполи), № 1 - 3 (Горная Джумая) : комплект. Около 30-50 страниц в каждом номере.
Topical Subjects:
Geographical Subjects:
Contributors:
Contributor Occupations:
Organizations:
Format:
periodical
Physical Description:
т. : ил. ; 30х22.5 см.
Print Run:
1
Publishers:
Publication Date:
1921 - 1922
Publication Location:
OCLC Number:
724056363
Title Page Notebook Page 1 Notebook Page 2 Notebook Page 3 Notebook Page 4 Notebook Page 5 Notebook Page 6 Notebook Page 7 Notebook Page 8 Notebook Page 9 Notebook Page 10 Notebook Page 11 Notebook Page 12 Notebook Page 13 Notebook Page 14 Notebook Page 15 Notebook Page 16 Notebook Page 17 Notebook Page 18